Денежные манипуляции «Донинвеста»: эффект вины инвестора Григорьева Александра Юрьевича

на плечи инвестора. Обанкротившаяся структура разграблялась на протяжении длительного времени, а результат последних стремительных действий предыдущего руководства и владельца был перевернут с ног на голову, и представлен как преступление Александра Григорьева. Кроме того, Григорьеву, вложившему в банк более 350 миллионов рублей, было предъявлено обвинение в организации преступного сообщества, деятельность которого была направлена на то, чтобы вывести из «Донинвеста» денежные средства. Странное предположение, при том, что речь идет о миллионах рублей. Основанием для такого обвинительного заключения стали показания всего лишь одного из обвиняемых, также проходящего в качестве фигуранта в данном уголовном деле. При этом в материалах дела содержится масса документации, напрямую отрицающей причастность Григорьева ко всем вменяемым ему деяниям. Не понятно почему, но эти сведения не интересны следователю и прокуратуре, и даже суд старается не обращать внимания на них. К слову, если бы финансово-экономическая экспертиза, о которой так долго ходатайствовала защита Григорьева, все же была проведена, дело разрешилось бы само собой. Выводы экспертов подтвердили бы все то, о чем следствию сообщал Григорьев и его адвокаты, но в таком случае обвинение просто развалилось бы в суде. А ведь именно благодаря результатам экспертизы можно было бы не только установить, кто выводил деньги из банка, но, также, когда и куда. Почему бы не заняться расследованием дела как следует, в рамках требований закона, объективно смотря на факты? Видимо, есть в таком поведении следствия и прокуратуры некая личная заинтересованность…



Между тем, на момент, когда в банке «Донинвест» появился предприниматель Григорьев, позже проинвестировавший в структуру солидную сумму денег, положение организации уже можно было назвать плачевным. Инвестированные Александром Григорьевым деньги прежняя команда Михаила Парамонова (в лице руководства банка в том числе) пустила на прикрытие собственных долговых обязательств. Механизм оказался не так уж и сложен: те суммы, что банк выдавал одной компании, выдавались и другой, которая возвращала займ уже давно. Лето 2014 года показало особенную активность таких операций: небольшая сумма перебрасывалась туда-сюда, и, в конечном итоге фирмы, являвшиеся давними должниками, погашали свои обязанности. В конечном итоге, залогового имущества фирм, что брали на себя долговые обязательства, просто не оказалось, потому как сами фирмы были однодневками. К слову, они находились в подчинении Парамонова, который ранее владел банком «Донинвест». Естественно, что, находясь в добром уме, ни один человек (тем более, бизнесмен) не согласится вкладывать столь большие суммы, понимая, что они заведомо безвозвратны.



Несмотря на то, что летняя проверка 2014 года ЦБ РФ банка «Донинвест» выявила массу нарушений, вынеся соответствующие предписания, на скамье подсудимых все еще находится Александр Григорьев. Предельно ясно, что проведение специальной экспертизы без особого труда позволит расставить все точки там, где это необходимо. Только вот интересно, по какой причине следователь и прокуратура не стремятся к тому, чтобы выяснить, куда были выведены «похищенные» денежные средства, вместо того, чтобы отправлять под суд тех, кто в деле сам стал жертвой.

Похожие новости

Комментарии